ФЦП по НОЦ неуправляема
Черных, инновации
evgeny_chernykh
Федеральная целевая программа «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009 - 2013 годы, утверждённая постановлением Правительства Российской Федерации от 28 июля 2008 г. № 568, использует бессмысленный критерий эффективности.

Приложение 1 ФЦП указывает следующие целевые показатели:

1. Доля исследователей в возрасте 30 - 39 лет в общей численности исследователей;
2. Доля исследователей в возрасте 30 - 39 лет в общей численности исследователей в секторе высшего образования;
3. Доля профессорско-преподавательского состава государственных и муниципальных высших учебных заведений в возрасте до 39 лет в общей численности профессорско-преподавательского состава;
4. Доля исследователей высшей научной квалификации (кандидаты и доктора наук) в общей численности исследователей в возрасте до 39 лет;
5. Доля профессорско-преподавательского состава высшей научной квалификации (кандидаты и доктора наук) в общей численности профессорско-преподавательского состава государственных и муниципальных высших учебных заведений;
6. Доля аспирантов и докторантов - участников Программы, представивших диссертации в диссертационный совет;
7. Количество студентов, аспирантов, докторантов и молодых исследователей из организаций - участников Программы, закрепленных в сфере науки, образования и высоких технологий;
8. Доля исследователей в области естественных и технических наук - участников Программы, результаты работы которых в рамках мероприятий Программы опубликованы в высокорейтинговых российских и зарубежных журналах.

Приложение 6 ФЦП указывает, что эффективность ФЦП будет определяться на основании фактических количественных оценок целевых индикаторов (приложение № 1 к ФЦП) ежегодно в процентах по следующей формуле:

Э = [1 – 1/n Σ (Xi-Xфакт)/Xi] * 100%

где:
n - количество целевых индикаторов;
Xi - планируемое значение i-го целевого индикатора (приложение № 1 к Программе);
Xфакт - фактическая количественная оценка i-го целевого индикатора.

Эта формула предлагает складывать между между собой проценты, имеющие непонятный смысл. Бессмысленность этой операции свидетельствует о том, что эффективность этой программы никто не измеряет. То есть ФЦП никто не управляет.

Модернизация системы государственной поддержки инноваций
Черных, инновации
evgeny_chernykh
Статья в формате .pdf здесь: www.innoact.ru

© Черных Евгений Александрович , 2011

26 октября 2011 г.

В статье констатируется тупик, в котором оказалась система государственной поддержки инноваций в России, и предлагаются направления модернизации этой системы.

Ключевые слова: инновации, инновационные проекты, качество, производительность, государственная поддержка инноваций, стратегические знания, «открытые» инновации, лицензионная торговля технологиями, федеральная контрактная система


Руководство России много делает для того, чтобы поставить страну на инновационные рельсы развития. Государство на протяжении многих лет выделяет значительные финансовые ресурсы на реализацию федеральных целевых программ, становление и развитие инфраструктуры инновационной деятельности, финансирование многочисленных инновационных проектов на различных стадиях, обучение кадров и другие цели. На каждом из этих направлений при желании можно обнаружить локальные успехи, однако получаемые результаты этой деятельности в целом, судя по всему, не соответствует существующим в обществе и государстве ожиданиям, так как в противном случае никто не стал бы произносить тезисы о «принуждении к инновациям» и прочих «хирургических» мерах. Другими словами, в стране назрела необходимость серьезного обновления всей системы государственной поддержки инноваций, без которого результативность и эффективность этой части государственной политики будет оставаться на низком уровне. Цель данной статьи – наметить основные направления, по которым такая модернизация могла бы осуществляться.
С нашей точки зрения, в инновационной системе страны сложился целый комплекс системных недостатков, без преодоления которых дальнейший прогресс в инновационной сфере невозможен. Остановимся не некоторых из них, оговорившись, что приводимый нами перечень ключевых проблем нельзя считать исчерпывающим.

1. Качество и производительность – превыше всего!
В России не до конца осознана идея о том, что без решения хронической проблемы качества и производительности говорить о каких-то инновациях просто бессмысленно. Какими передовыми и уникальными ни были бы научно-технические разработки, очень быстро наступает тот момент, когда продукция, создаваемая на основе этих разработок, должна производиться в больших количествах, в точном соответствии с установленными целевыми потребителями требованиями, при низком количестве дефектов, быстро, с низкими затратами. Без этого серьезного рыночного успеха высокотехнологичной продукции никогда не будет, следовательно, никогда не вернутся финансовые ресурсы, инвестированные в исследования и разработки.
Качество и производительность – это прежде всего доминирующая в экономике культура, которая создаётся и развивается на протяжении длительного времени, измеряемого десятилетиями. С сожаленьем приходится констатировать, что современный российский бизнес, создающий львиную долю отечественного ВВП, серьезно уступает в показателях качества и производительности лучшим зарубежным компаниям. Этот феномен отмечался ещё в советское время, и за 20 лет, прошедшие с момента распада СССР, дистанция не сократилась. Здесь возникает простой вопрос: если вполне успешный и устойчивый традиционный отечественный бизнес, обладающий хорошими собственными денежными потоками, не в состоянии решить хроническую проблему низкого качества и производительности, то почему мы решили, что эту проблему сможет решить новый бизнес, создаваемый за счёт передовых результатов НИОКР, которые, разумеется, ещё нужно получить?
Таким образом, в современной России «телега» инноваций поставлена впереди «лошади» качества и производительности в традиционных для России отраслях. Пока эта проблема не начнётся решаться, об успешных инновациях нужно просто забыть. С другой стороны, как только проблема качества и производительности будет поставлена во главу угла, это автоматически создаст спрос на инновации, часть их которых может быть удовлетворена отечественными разработчиками.
Итак, государство должно сделать качество и производительность в традиционных отраслях главной идеей экономического развития. Без этого инновации навсегда останутся простым «паровозным гудком».

2. Непрерывное обновление стратегических знаний
В инновационной сфере страны сложился своеобразный культ технических знаний. Доминирует заблуждение, согласно которым успех в инновационном развитии предопределяется уровнем научно-технических разработок. От этого недуга нужно избавляться.
На самом деле успех в инновационной деятельности предопределяют не технические, а стратегические знания, то есть представления о том, кому и что можно продать, по какой цене, как должно быть устроена производственная система, которая позволила бы выпускать соответствующую продукцию, какие технологии нужны для создания продукции и т.п. Причем стратегические знания в современных условиях устаревают ещё быстрее, чем технические. Российская практика не учитывает этого факта, в стране доминирует детерминистское, догматическое стратегическое мышление. Пока ситуация не будет изменена, об успехах в инновационной сфере можно и не мечтать. Далее показано, как для решения этой проблемы можно использовать, в том числе, активно продвигаемую сегодня федеральную контрактную систему.

3. «Открытый» подход к созданию и коммерциализации новых знаний
Сегодня в мире доминирует «открытый» подход к инновационной деятельности, который означает, что для успешной инновационной деятельности даже самые передовые компании должны активно покупать чужие и продавать свои технологии. В современной инновационной политике России по-прежнему доминирует «закрытый» подход, предполагающий, что мы всё или многое разработаем сами. С нашей точки зрения, «раскрываться» нужно активнее. Это, в частности, касается вопроса о продаже лицензий на отечественные разработки за границей. По-видимому, государство мало делает в этом отношении, а в научной общественности сложилось какое-то снисходительное отношение к лицензионной торговле технологиями, которую зачастую называют торговлей научным «сырьём». Можно только сожалеть о таком пренебрежительном отношении к этому важнейшему вопросу. Ведь успешная или неуспешная торговля лицензиями свидетельствует о том, насколько востребованы российские технологии в рамках глобальных стратегий, реализуемых состоявшимися компаниями. Результаты лицензионной торговли создают отличный канал обратной связи, по которому может поступать ценнейшая стратегическая информация. Если мы создаем технологии, которые мы не можем продать на мировом рынке по лицензии, то почему мы решили, что их коммерциализация в России будет успешной? Напротив, успешно торгуя лицензиями, мы приобретаем знания о том, кто и почему в них нуждается, в рамках каких стратегий данные технологии становятся востребованными. Это позволяет нам выстраивать новые собственные стратегии в условиях, когда старые успешные стратегии других фирм быстро утрачивают свою актуальность.
Вот почему мы уверены, что нужно создать централизованную государственную структуру, которая отвечала бы за глобальное продвижение и лицензионные продажи российских технологий. Разумеется, эта структура на обозримую перспективу будет убыточной, однако взамен мы сможем выстроить эффективные каналы создания и непрерывного обновления стратегических знаний, которые в дополнение к информационным потокам, создаваемой федеральной контрактной системой (см. далее), позволят вывести инновационную деятельность в России на качественно иной уровень.

4. Непрерывное улучшение государственной деятельности по поддержке инноваций на основе прозрачности функционирования федеральной контрактной системы
При рассмотрении вопроса о государственном финансировании НИОКР важную роль играют процедуры закупки соответствующей продукции и услуг. На настоящий момент для этих целей применяется федеральный закон № 94-ФЗ от 21.07.2005 г. «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». При обсуждении результатов применения этого закона обычно обращается внимание на его способность или неспособность сдерживать коррупционные проявления. Противодействие коррупции – важный аспект проблемы, однако значение применяемых процедур не должно ограничиваться только этим. Принципиально важно, чтобы применяемые правила создавали условия для непрерывного совершенствования форм и методов государственной поддержки инноваций. Представляется, что с этой функцией закон № 94 не справляется.
Вот почему большое значение имеет инициатива Минэкономразвития, которое 1 сентября 2011 года опубликовало проект федерального закона «О федеральной контрактной системе». С нашей точки зрения, принятие и применение этого закона может создать хорошую основу для модернизации системы государственной поддержки инноваций. В то же время и он не лишён недостатков, о которых речь идёт ниже.
В данном законопроекте под федеральной контрактной системой понимается совокупность мер правового, организационного и экономического характера, направленных на обеспечение государственных и муниципальных нужд в товарах, работах и услугах посредством реализации взаимосвязанных этапов:
• прогнозирования государственных нужд и планирования обеспечения государственных и муниципальных нужд;
• осуществления закупок товаров, работ и услуг для государственных и муниципальных нужд;
• осуществления контроля и аудита, в том числе мониторинга полноты и качества удовлетворения государственных и муниципальных нужд.
Таким образом, если ныне действующий закон №94 охватывает лишь этап закупок, то федеральная контрактная система расширяет сферу регулирования, включая, помимо собственно закупок, этап прогнозирования и планирования государственных нужд, а также осуществление контроля и аудита. Важно разобраться в особенности реализации этих этапов применительно к закупкам научных исследований, проектных работ, экспериментов и т.п. К сожаленью, проект закона никак эту специфику не затрагивает, хотя ранее в концепции данного федерального закона необходимость учёта этой специфики декларировалась.

4.1 Прогнозирование и планирование
Прогнозирование и планирование обеспечения государственных нужд в случае поддержки инноваций имеет значительную специфику. Дело в том, что научные исследования и разработки, коммерциализация результатов НИОКР – это те сферы деятельности, прогнозировать и планировать развитие которых очень трудно в силу объективных причин. Именно поэтому государство ограничивается лишь заданием общих рамочных приоритетов. К примеру, в рамках федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологичного комплекса России на 2007-2013 годы» (государственный заказчик-координатор – Министерство образования и науки России) определён Перечень приоритетных направлений реализации Программы. Позднее, в 2011 году, Указом Президента России был определён перечень критических технологий Российской Федерации. Многочисленные государственные структуры - Российский фонд фундаментальных исследований, Российский фонд технологического развития, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, ОАО «Роснано», инновационный фонд «Сколково», анонсированные «технологические платформы» - соотносят свои приоритеты с заданными государством рамками. Однако дальнейшее прогнозирование и планирование осуществляется по принципу снизу-вверх: конкретные тематики работ и планы проекта формулируют будущие исполнители работ.
Применение при государственной поддержке инноваций смешанного подхода – задание общих рамок по принципу сверху-вниз и формулирование приоритетов по принципу снизу-вверх – вполне оправданно, и государство вряд ли сможет когда-нибудь отказаться от него. Однако это не означает, что данный аспект государственной поддержки инноваций нельзя улучшить. В частности, сегодня можно отметить излишнюю децентрализацию функции задания рамочных приоритетов, отсутствие единообразия при сборе и оценке предлагаемых будущими исполнителями тематик и проектов. Это ведёт к ненужному дублированию функций и, следовательно, росту затрат, и делает невозможным обеспечение целостности мониторинга и оценки исполнения финансируемых государством мероприятий и проектов. Централизация данной функции и обеспечение единообразия её выполнения по всем направлениям инновационной политики – одно из возможных направлений модернизации системы государственной поддержки инноваций.

4.2 Осуществление закупок
В части осуществления закупок проект федерального закона устанавливает норму о том, что для заключения контракта в целях проведения научных исследований, проектных работ, экспериментов, изысканий или разработок, за исключением случаев, когда такой контракт предусматривает производство товаров в количествах, достаточных для обеспечения их коммерческой рентабельности или возмещения расходов на исследования и разработки, проводится двухэтапный конкурс. Вряд ли это положение может встретить какие-то серьёзные возражения.
Принципиально важной с точки зрения модернизации системы государственной поддержки инноваций является статья 25 законопроекта «Централизованные закупки». С нашей точки зрения, она должна применяться в случае проектов поддержки инноваций. Эта статья гласит, что в целях централизации закупок могут быть созданы федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления, уполномоченные на осуществление процедур закупок для заказчиков, либо в указанных целях осуществление процедур закупок для заказчиков может быть возложено на один из существующих органов. Такие органы осуществляют функции по осуществлению закупок для заказчиков, определенные решениями о создании таких органов или наделении их такими полномочиями, за исключением функции подписания контрактов, которые подписываются соответствующими заказчиками. С нашей точки зрения, функции предпроектной экспертизы и централизованных закупок в данной сфере можно возложить на единый орган при Министерстве образования и науки, а остальные перечисленные выше структуры будут выполнять роль непосредственных заказчиков по конкретным приоритетным направлениям развития науки и техники. Это позволит централизовать финансовые и информационные потоки, и на этой основе увеличить результативность и эффективность государственной инновационной политики.

4.3 Исполнение контрактов и мониторинг
В опубликованной в начале 2011 года концепции закона о федеральной контрактной системе в качестве третьего этапа отдельно был выделен этап исполнения контрактов, включавший, помимо прочих функций, мониторинг контрактов и анализ их эффективности. В опубликованном законопроекте «О федеральной контрактной системе» этот этап неудачно включён в главу об осуществлении закупок (статья 86), а функции мониторинга и анализа эффективности описаны в главе, посвященном прогнозированию и планированию государственных закупок (статья 22). С нашей точки зрения, эта новелла законопроекта по сравнению с концепцией нарушает логику изложения, игнорирует действующие в реальной жизни причинно-следственные связи и тем самым создаёт массу неудобств и путаницу.
Между тем, именно мониторинг и анализ эффективности проектов являются важнейшими этапами управления контрактами, на которых создаются новые знания, позволяющие непрерывно совершенствовать данную деятельность государства на систематической основе.
Мы предлагаем выстроить эту работу следующим образом. Исполнители проектов, получивших государственную поддержку, выполняют соответствующий план работ и составляют отчётную документацию в соответствии с установленными требованиями. На основании представленных отчётов уполномоченные Министерством образования и науки лица ведут мониторинг проектов. Сущность мониторинга состоит в том, чтобы зафиксировать достоверность первичных данных о ходе реализации проекта, получаемых результатов, и соотнести их с сформулированными ранее планами проектов. Другими словами, задача мониторинга - оценить результативность выполняемых проектов, то есть соотнести фактическое положение вещей с планом.
Функцию анализа эффективности отдельных проектов и мероприятий в области поддержки инноваций, с нашей точки зрения, должны выполнять коммерческие (консалтинговые) структуры на конкурентной основе. Причём может оказаться целесообразным поручить анализ эффективности отдельных проектов двум-трём независимым консалтинговым структурам одновременно, что позволит сформировать «стереоскопический» взгляд на сложный вопрос. Другими словами, в инновационной сфере должна иметь место конкуренция субъективных, но аргументированных интерпретаций результатов мероприятий проектов. Это будет способствовать непрерывному обновлению стратегических знаний, создаваемой инновационной системой страны.
Мы также считаем заслуживающей внимания идею о том, чтобы ответственностью за выполнения функций мониторинга и оценки эффективности наделить разные ведомства. За организацию мониторинга могло бы отвечать Министерство образования и науки, а за оценку эффективности – Министерство экономического развития. Это может внести значительный вклад в совершенствование системы государственной поддержки инноваций в целом.
Результаты мониторинга и анализа эффективности должны размещаться в открытом доступе в единой информационной системе, предусмотренной рассматриваемым законопроектом.

4.4 Контрактный аудит и контроль в федеральной контрактной системе
Законопроект справедливо выделяет в отдельный этап контрактный аудит и контроль в федеральной контрактной системе. Однако и эта глава не лишена недостатков.
Под контрактным аудитом понимается систематический и документально оформленный процесс проверки объективно получаемых и оцениваемых данных для определения эффективности осуществления заказчиком функций по планированию и осуществлению закупок. При этом в контрактный аудит включены не только проверка соответствия заявляемых исполнителем результатов фактическим результатам и сформулированным ранее планам, а также наличия соответствующей документальной доказательной базы, но и проверка эффективности полученных результатов контракта, в том числе на предмет их практического применения.
Контроль в федеральной контрактной системе представляет собой деятельность уполномоченных органов государственной власти по контролю в федеральной контрактной системе, направленную на предупреждение, выявление и пресечение нарушений участниками федеральной контрактной системы требований закона.
С нашей точки зрения, применительно к деятельности в области государственной поддержки инноваций, из контрактного аудита должна быть исключена функция анализа эффективности. Другими словами, инициаторы закона свели в контрактный аудит два разных вида анализа – формальный и содержательный (по существу). Контрактный аудит должен иметь дело исключительно с формальной стороной вопроса, то есть установить, что представленные исполнителем отчетные данные о ходе реализации и результатах проекта соответствуют действительности, а не сфабрикованы, и подтверждаются документально. Эта функция должна выполняться органом государственного управления или иным уполномоченным лицом на единообразной, административной основе.
Однако анализ эффективности мероприятий в области поддержки инноваций, как предложено выше, должен осуществляться на конкурентной основе коммерческими (консалтинговыми) структурами.
Результаты контрактных аудитов и контроля в федеральной контрактной системе также должны размещаться в открытом доступе в единой информационной системе.

4.5 Распространение новых знаний и непрерывное совершенствование деятельности по государственной поддержке инноваций
Крупнейший недостаток представленного законопроекта в контексте развития инноваций можно считать тот факт, что в нем очень слабо раскрыта тема распространения новых знаний, получаемых в результате выполнения мероприятий по поддержке инноваций, и непрерывного совершенствования деятельности государства по поддержке инноваций. Правда, в статье 4 законопроекта затрагиваются вопросы общественного контроля в федеральной контрактной системе, что можно интерпретировать как инструмент для этих целей. Однако тут же отмечается, что вся деятельность по осуществлению общественного контроля должна осуществляться на безвозмездной основе.
С нашей точки зрения, нельзя смешивать общественный контроль, с одной стороны, и распространение новых знаний и непрерывное совершенствование, с другой. Решение этих задач связано с содержанием штата высококвалифицированных специалистов, т.е. вполне осязаемыми финансовыми затратами. Говорить о том, что эти функции могут закрыть «любители» на безвозмездной основе недальновидно. Вот почему мы убеждены, что эти две функции – распространение новых знаний и разработка рекомендаций по совершенствованию деятельности – должны выполняться консалтинговыми структурами на конкурентной основе за счёт государства. При этом общественный контроль на безвозмездной основе не исключается. Без этого ни о каком улучшении деятельности государства в это сфере не может быть и речи.
Предлагаемые нами направления по совершенствованию государственной инновационной политики на основе прозрачности функционирования федеральной контрактной системы приведены в табл. 1.
Таблица 1
Этапы, задачи государственных мероприятий по поддержке инноваций и лица, ответственные за их исполнение
Этап Задача этапа Ответственный за выполнение
1. Прогнозирование и планирование 1.1. Разработка рамочных государственных приоритетов в области поддержки инноваций Уполномоченный орган государственного управления при Министерстве образования и науки
1.2. Разработка тематик и проектов в области инноваций Исполнитель проектов и их объединения, включая технологические платформы, на конкурентной основе
2. Осуществление закупок 2.1. Экспертиза проектов Министерство образования и науки либо уполномоченные им лица
2.2. Принятие решение о закупке Министерство образования и науки
2.3. Заключение контракта Государственные заказчики в зависимости от тематики проектов
3. Исполнение контрактов и мониторинг 3.1. Непосредственное выполнение плана работ Исполнители
3.2. Составление отчётной документации о ходе выполнения и результатах проекта в соответствии с установленными требованиями Исполнители
3.3. Мониторинг выполнения контракта Лица, уполномоченные Министерством образования и науки
3.4. Анализ отчётной документации по существу, оценка эффективности выполнения проектов Независимые консалтинговые структуры, уполномоченные Министерством экономического развития РФ на конкурентной возмездной основе (приветствуется независимый анализ одного и того же проекта двумя и более консалтинговыми структурами)
3.5. Размещение планов, отчётов, результатов мониторинга и анализа эффективности в единой информационной системе. Министерство экономического развития РФ
4. Контрактный аудит и контроль в федеральной контрактной системе 4.1. Контрактный аудит (подтверждение соответствия приведенных в отчетах исполнителей данных факту и наличие доказательной документации) Государственный орган, уполномоченный на проведение аудита в федеральной контрактной системе
4.2. Контроль в федеральной контрактной системе
4.3. Размещение результатов контрактных аудитов и контроля в федеральной контрактной системе Министерство экономического развития РФ
5. Распространение новых знаний и непрерывное совершенствование государственной деятельности в области поддержки инноваций 5.1. Сбор первичных данных и аналитических материалов в единой информационной системе Министерство экономического развития РФ или уполномоченные им лица
5.2. Распространение новых знаний Заинтересованные лица и общественные организации на безвозмездной основе, а также консалтинговые структуры на возмездной основе по поручению Министерства экономического развития РФ
5.3. Разработка рекомендаций по совершенствованию государственной деятельности в области поддержки инноваций Независимые консалтинговые структуры, уполномоченные Министерством экономического развития РФ
5.4. Принятие решения о целесообразности выполнения рекомендаций или их аргументированное отклонение Министерство образования и науки

5. Модернизация политической системы и системы государственного управления в целом
Наконец, ещё один важнейший аспект развития инновационной сферы в России. Речь в данном случае идёт о настоятельной необходимости модернизации политической системы и системы государственного управления в целом. Об этом сегодня много говорится, однако этот вопрос не всегда увязывают с развитием инноваций в стране.
Основная проблема здесь состоит в том, что нынешняя политическая система и система государственного управления в целом «транслируют» в общество неверные ценности и формулы успеха. Если так, то даже крупные успехи, которые ещё предстоит достичь, никогда не будут иметь под собой прочного фундамента, создающего предпосылки для устойчивого долгосрочного развития. Другими словами, даже в том случае, если какие-то успехи будут случаться, они не будут долговечными и исчезнуть под давлением новой волны стратегических и технологических перемен.

Выводы
1. Система государственной поддержки инноваций в России оказалась в тупике и не в состоянии обеспечить дальнейшее развитие страны на инновационной основе. Нужны глубокие изменения этой системы.
2. Важнейшее значение для России имеет историческая задача выхода отечественного бизнеса (прежде всего в традиционных отраслях) на самые передовые рубежи по уровню качества и производительности. Без решения этой задачи развитие инноваций в стране невозможно.
3. Ключевую роль в дальнейшем развитии инновационной системы России играют непрерывное обновление стратегических знаний и совершенствование государственной деятельности по поддержке инноваций на непрерывной основе.
4. Организация централизованной лицензионной торговли отечественными технологиями в глобальном масштабе, а также становление и развитие федеральной контрактной системы выступают в качестве важных инструментов для развития инноваций в России. При этом представленный Министерством экономического развития РФ законопроект «О федеральной контрактной системе» нуждается в адаптации для нужд государственных мероприятий и проектов в области инноваций.
5. В качестве обязательного условия развития инноваций в России следует считать глубокую модернизацию политической системы и системы государственного управления в целом.

Стасев В.В., Забродин А.Ю., Черных Е.А. "Инновации в России: иллюзии и реальность"
Черных, инновации
evgeny_chernykh
Полностью материал выложен здесь: http://innoact.ru/ivr0.html

Введение
В старые добрые времена, при обосновании актуальности выбранной темы, было принято ссылаться на мнение руководства. И в наши дни это «ретро» снова вошло в моду.
Мы, однако, постараемся уклониться от возвращающейся практики. По одной простой причине: сегодня не нужно быть Президентом, чтобы понимать, что значит проблема инноваций для страны, её экономики и будущего развития.
Однако осознание важности проблемы – это важный, но всего лишь первый шаг на пути к ее решению. Ведь дальше нужно понять, как именно эту проблему следует решать, а затем и начать реализовать это понимание. И с тем, и другим, как на первый взгляд кажется, проблем особых нет. В стране выработана инновационная политика, она более или менее последовательно реализуется. В России действуют тысячи компаний и организаций, которые в той или иной степени вовлечены в инновационную деятельность. Все, вроде бы, не так плохо. В бочке действительно есть мед.
Тем не менее какой-то грустный осадок все равно остается. И понятно почему. Безжалостная экономическая статистика неумолимо свидетельствует, что серьезного прогресса в интересующем нас направлении – переводе страны на инновационные рельсы развития – по-прежнему не наблюдается.
Так в чем же все-таки дело? В чем ошибаемся? Что мы недоучитываем?
Не претендуя на полноту и завершенность анализа (проблематика инновационной деятельности в России слишком обширна), мы хотели бы внести свой скромный вклад в изучение и, бог даст, разрешение сложившегося неблагополучия. На наш взгляд, одна из глубинных проблем, ведущая во многом к неудовлетворительному положению вещей в сфере российских инноваций, состоит в исторически сложившемся гипертрофированном внимании к результатам собственных (для проекта, бизнеса, страны) НИОКР и вопросам интеллектуальной собственности. Как следствие, не «те» инновационные проекты получают поддержку, не «те» люди начинают их реализовывать, не «те» цели они перед собой ставят. Соответственно, не «те» результаты мы имеем удовольствие наблюдать в окружающей нас действительности.
Мы не первые, кто обсуждает проблему российских инноваций в этом русле. Тем не менее последствия глубоко укоренившегося (как мы считаем, нездорового) в стране акцента настолько серьезны, что, мы уверены, проблема заслуживает, чтобы к ней возвращаться вновь и вновь.
Эта работа разбита на четыре главы. В первой главе «Инновационные проекты» с привлечением отечественного и зарубежного опыта показывается вся сложность этого феномена в плане организации должного управления. Во второй главе «Инновационные компании» раскрываются организационные основы функционирования современного бизнеса. Показаны противоречия, которые неизбежно дают о себе знать при превращении малых фирм, реализующих инновационно-технологические проекты, в сильные компании с перспективами долговременного прибыльного роста. Эти проблемы особенно остры в случае российских технологических компаний. В третьей главе «Инвестиции в инновации» затрагиваются вопросы выбора перспективных для инвестирования проектов в научно-технической сфере и использования некоторых приёмов, позволяющих повысить вероятность успеха финансируемого проекта. Наконец, в четвертой главе «Инновации и государство» раскрываются многие сильные и слабые стороны проводимой в стране политики по поддержке инновационной деятельности.
Приступая к изложению наших взглядов, мы полностью осознаем, что многим людям высказываемые нами положения могут показаться небесспорными.

Иск против Фонда "Сколково"
Черных, инновации
evgeny_chernykh
Подан иск против Фонда "Сколково". Суд первой инстанции принял решение. Подробности здесь:
http://innoact.ru/works.html

ООО «МСЛР» - очень плохой проект ОАО «Роснано»
Черных, инновации
evgeny_chernykh
В январе 2011 года в прессе появилось сообщение о том, что начато финансирование проекта по созданию в России производства многослойных и однослойных подложек для монтажа светодиодов, а также других электронных устройств. Все эти замечательные вещи будут производиться по запатентованной технологии ALOX™ израильской компании «Micro Components Ltd.», являющейся заявителем проекта. Согласно этому сообщению, первый взнос в уставной капитал компании ООО «МСЛР» в размере 180 млн. рублей осуществлен ОАО «Роснано» на паритетной основе с соинвестором – венчурным фондом под управлением УК «Инновационные решения», созданным с участием капитала ОАО «Российская венчурная компания». Вклад компании «Micro Components Ltd.» (MCL) внесён в виде «нематериальных активов» (лицензии на использование технологии ALOX™) и составил 330 млн. рублей. План реализации проекта включает дополнительные инвестиции в уставный капитал, а также привлечение заемного финансирования. Общий размер проекта составляет около 1 млрд. рублей.
В апреле 2011 года появилось известие, что «Роснано» стало владельцем 17,7% акций ООО «МСЛР», в капитале которой ранее не участвовало. Не совсем понятно, как соотносить эту новость с январскими сообщениями. По-видимому, в апреле «Роснано» просто оплатило свою долю, обещанную в январе. Во всяком случае, цифры сходятся. В начале работы уставный капитал ООО «МСЛР» оценён суммой 510 млн. руб. Из них израильские партнёры предоставили 330 млн. руб. в виде «нематериальных активов», а российский налогоплательщик вошёл в сделку «живыми» деньгами в сумме 180 млн. руб. Таким образом, израильской стороне с её технологиями досталось порядка 65% капитала фирмы, а российской стороне с её наличными деньгами – 35%. Половину (90 млн. руб.) внесла УК «Инновационные решения»; ещё 90 млн. руб. дало «Роснано», заимев умопомрачительный актив - 17,7% в капитале ООО «МСЛР».
Инноваторы также порадовали нас тем, что суммарные инвестиции в ООО «МСЛР» должны составить 1 млрд. руб. Таким образом, российский налогоплательщик остался должен российско-израильской фирме ещё минимум 0,5 млрд. руб. Речь идёт именно о минимальной оценке, так как в других источниках называются ещё более нелепые условия: одно только ОАО «Роснано» якобы планирует инвестировать в этот бизнес $33,5 млн. (то есть всё тот же 1 млрд. руб.). Однако здесь, судя по всему, журналисты что-то напутали, выдали желаемое за действительное: 1 миллиард рублей – это, скорее всего, суммарные оценки инвестиций в компанию, из которых 330 млн. руб. – это израильские «нематериальные активы», а остальное – 670 млн. руб. - это вклад России «живыми» деньгами.
Хочу сразу сказать, что считаю эту сделку абсурдной, так как «вклад» израильских партнёров никак не может стоить 330 млн. руб. ($11 млн.). По сути, израильтяне внесли в предполагаемый «бизнес» откровенный «воздух» (их «выдающиеся» технологии ничего не стоят), в то время как российский налогоплательщик вложился немалыми «живыми» деньгами.

Компания «Micro Components Ltd.» создана в 1995 году репатриантами из СССР Юрием Мирским, Шимоном Нефтиным и Львом Фурером (тогда компания называлась «Micro Components and Systems Ltd.»). Нужно отдать должное этим людям. Судя по всему, они действительно профессиональные и очень настойчивые люди. Работая в своём направлении, им удалось найти деньги на проведение НИОКР, результатом которых стало два патента США.
В 2000-ых годах компания продолжала свои научные поиски. Как следствие, в период до 2008 года были поданы ещё четыре заявки на получение патентов США, которые на текущий момент ожидают удовлетворения.
В январе 2008 года происходит очень важное событие в истории фирмы: всемирно известная компания Samsung обращает на них своё внимание и анонсирует «многомиллионную стратегическую инвестицию» в эту компанию (через своё венчурное подразделение Samsung Ventures). Получить много миллионов долларов в качестве инвестиции одной из крупнейших фирм мира – об этом может мечтать любой предприниматель технологической сферы.
Известие о вхождении в бизнес Samsung, по-видимому, оказало на MCL благотворное воздействие, так как в середине 2008 г. они подают ещё две заявки на патент США.
Однако спустя какое-то время во взаимоотношениях между партнерами, судя по всему, произошёл какой-то разрыв. Ни та, ни другая фирмы не оставили никаких публичных воспоминаний о несостоявшемся партнерстве. Вполне возможно, что MCL вообще не получила денег от Samsung либо получила их в существенно меньшем объеме, чем это было объявлено. Существует только одно реалистическое объяснение этому печальному факту: глубже вникнув в суть технологии MCL, фирма Samsung, скорее всего, пришла к выводу, что эта технология не представляет никаких конкурентных преимуществ по сравнению с многочисленными альтернативными предложениями, присутствующими на рынке.
Приведём лишь некоторых поставщиков технических решений в этой сфере на сегодняшнем рынке:
• Lumileds (Philips);
• Cree Inc. (США);
• Seoul Semiconductor (Корея);
• Edison Opto (Тайвань);
• LDK Solar Co. (Китай);
• десятки других фирм, разбросанных по всему миру.
Все эти фирмы каким-то чудом обходятся без технологии MCL. Объясняется это очень просто – на рынке присутствует большое количество альтернатив.
Если говорить о собственно подложках как некотором промежуточном продукте, реализуемом на рынке, то и здесь предложений предостаточно. Возьмем, к примеру, технологию Anotherm™ фирмы IRC (в составе TT Electronics plc) или технологию CooLam™ (компания DuPont). Эти и многие другие технологии превосходят по своим техническим характеристикам то, что предлагает MCL. Во всяком случае, бремя доказательства того, что это не так, лежит на MCL.
Фиаско технологии MCL на мировом рынке косвенно подтверждается и другим фактом. Так, на сайте MCL указывается, что её интересы в США представляет фирма Packagemate Inc. (Феникс, Аризона). Судя по имеющимся данным, это - очень мелкая и, по-видимому, не очень успешная консалтинговая структура, обороты которой исчисляются несколькими сотнями тысяч долларов в год. Думается, дела у неё шли бы гораздо лучше, если фирма MCL предлагала бы действительно что-то стоящее. Какой-либо информации о крупных поставках MCL на американский (или вообще какой-то другой) рынок обнаружить не удалось.
Таким образом, любой здравомыслящий человек, чуть вникнув в суть вопроса, должен прийти к однозначному выводу: «Micro Components Ltd.» - это компания-пустышка, у неё нет ничего, что могло бы обеспечить любой фирме, созданной с её участием, хоть какие-то конкурентные преимущества на сегодняшнем рынке. Вполне возможно, что люди, работающие там, являются хорошими специалистами. Но просто за статус хорошего специалиста такую большую долю в бизнесе дают не так часто, особенно в России. Для этого вполне достаточно зарплаты плюс каких-то бонусов, тем более что до создания ООО «МСЛР» они, вполне вероятно, вообще сидели без работы. В любом случае их стоит поздравить с полным успехом: если дела у «МСЛР» пойдут хорошо, они, будучи совладельцами, в полной мере смогут насладиться этим фактом; если дела пойдут не очень хорошо, они просто безбедно проживут ещё 3-5 лет минимум за счёт бюджета своей бывшей родины. Ради этого праздника стоило уезжать из СССР!

Возникает естественные вопрос: зачем они всё это делают? Почему за счёт российского налогоплательщика заключаются столь сомнительные сделки? С моей точки зрения, это связано с тем, что «освоение» бюджетных средств приобретаёт сегодня в России особо изощрённые и циничные формы. В данном случае, по-видимому, можно говорить о переходе к инновационному трёхфазному «освоению». В первой фазе «освоения» в игру вступает один «институт развития», который вносит в дело огромные деньги в обмен на «воздух». Очень вероятно, что чуть позднее в игру вступит другой «институт развития» - «Сколково», так как создается устойчивое впечатление, что все эти авантюры «Роснано» с эмигрантским элементом – BiOptix Diagnostics (США), Micro Components Ltd. (Израиль) - задуманы исключительно с прицелом на сколковские деньги. Наконец, когда деньги «институтов развития» будут успешно «освоены» и инноваторы ничего не смогут продать даже на внутреннем российском рынке, они начнут «окучивать» чиновников уже на предмет продажи своих изделий тому же российскому налогоплательщику. С учётом всех факторов, можно не сомневаться, что и в этой третьей фазе «освоения» их ждёт полный успех.
Вся эта псевдоинновационная вакханалия разворачивается на фоне непрерывной демагогии про «модернизацию». Ни для кого не секрет, что «модернизаторы» сделали стратегическую ставку на иностранный элемент, который должен спасти Россию от упадка и разложения. Особенно пикантно это выглядит в случае всех этих эмигрантов, которые ранее свалили из страны ради куска колбасы, а теперь они возвращаются на «белом коне», чтобы благородно спасти всех нас от неминуемой гибели. Разумеется, за деньги, за наши деньги. Именно на такой с позволения сказать «философии» замешана вся сколковская «эпопея». Больший бред просто трудно себе представить. Воистину, «институт развития» под названием «Сколково» представляет собой гремучую смесь утопии, алчности и махрового идиотизма.
На фоне разворачивающегося строительства светлого будущего за одним отдельно взятым забором наблюдаются совсем странные явления. Всей своей политикой начальники посылают в российское общество очень чёткий и ясный сигнал: без американской (израильской и т.д.) бумажки ты – какашка; пока ты здесь, ты ни черта не стоишь; вали отсюда как можно скорее; обзаведись погремушками в виде каких-то иностранных корочек или никому не нужных патентов, и ты начнёшь стоить миллионы. Параллельно с этим «модернизаторы» стучат кулачонками по трибуне и возмущаются: «Почему вы не патентуете в России?» Если это не шизофрения, то что? Грустно ставить такой диагноз, однако без этой гипотезы объяснять наблюдаемые в стране явления крайне затруднительно.

Как обычно, перед всеми здравомыслящими людьми России встаёт один и тот же вопрос: что делать в условиях столь дикого абсурда, который к тому же возведён в ранг государственной политики? Представляется, что назрела полная общественная ревизия всего того, что происходит в инновационной сфере. Деньги на эти цели выделяются огромные, результаты, по-видимому, весьма скромны, так как если бы какие-то успехи были, начальники поспешили бы о них сообщить. Этот вопрос приобретает особую актуальность, так как даже при цене на нефть $100-120 правители демонстрируют полную несостоятельность в том, чтобы обеспечить устойчивое экономическое развитие и рост благосостояния для подавляющего большинства граждан России.
Начать такую общественную ревизию можно было бы именно с ОАО «Роснано», так как эта структура уже достаточно давно «танцует» государственный бюджет и могла бы уже предъявить обществу какие-то результаты. Почему бы, например, не пригласить авторитетные западные фирмы и не провести независимый технологический аудит всех проектов «Роснано»? В самом деле, если «модернизаторы» столь неколебимо верят в спасительную силу иностранного элемента, то почему бы не проверить её именно на «Роснано»? Проведение и публикация результатов такого аудита способствовали бы просветлению миллионов заблудших, которые сегодня прозябают в глубоком душевном сомнении: является ли «Роснано» «институтом развития» или институтом «распила». Уклонение от такого аудита, напротив, укрепило бы в людях скепсис и разочарование во всех инновационных потугах «эффективных менеджеров».
Полная версия материала здесь:
http://innoact.ru/works.html

Безумная сделка ОАО «Роснано» с Plastic Logic (Великобритания): Россия теряет $650 млн.
Черных, инновации
evgeny_chernykh
В январе 2011 г. появилось сообщение о том, что ОАО «Роснано» «выиграла гонку» за право инвестировать в британскую компанию Plastic Logic $700 млн. Такая астрономическая сумма сразу же заставила насторожиться многих, кто хоть немного знаком с инновационной тематикой в России. И в самом деле, за что будут заплачены такие жуткие деньги? Что в итоге получит российский налогоплательщик, расставшись со столь значительной суммой в столь тяжёлые времена?
Пластиковая электроника представляет собой быстро развивающуюся и очень многообещающую область современной науки и техники. В сети можно найти огромное количество материалов, рисующих самые радужные перспективы. Оценки объёма потенциального рынка колеблются от нескольких десятков до нескольких сот миллиардов долларов в год к 2030 году. Однако, как часто это бывает, ко всем этим прогнозам нужно относиться очень осторожно. Разумеется, никто не знает, что будет в 2030 году, но, скорее всего, эти ожидания сильно завышены, возможно, на порядок. Помимо оценки потенциальных объёмов рынка существует и другой важный вопрос: кому именно в итоге удастся заработать в столь привлекательном новом сегменте?
Великобритания – одна из тех стран, которая хочет серьезно поучаствовать в этом многообещающем направлении. Для этого в стране развернута весьма бурная деятельность, приняты различные программы поддержки на государственном уровне. Как следствие, Туманный Альбион смог добиться определенных достижений: сегодня там насчитываются десятки фирм, работающие в этой области.
В то же время, стоит отметить, что стратегические рассуждения некоторых британских специалистов озадачивают. Так, авторитетный британский специалист Зелла Кинг (Zella King) считает, что по уровню развития британская пластиковая электроника в данный момент находится на третьем месте после США и Германии. Основным конкурентом Великобритании она видит Германию, однако считает, что у её страны есть шанс на успех в конкурентной борьбе с немцами. Каким образом этот успех страны будет достигнут? Да очень просто. По её мнению, немецкие фирмы будут работать на рынках относительно несложных продуктов (low end) – радиочастотные идентификаторы (RFID), упаковка, игры и др., а вот на рынке дорогих товаров с повышенными характеристиками (high end) – дисплеи, солнечные батареи и др. – будут доминировать британские компании. При этом она никак не объясняет, за счёт каких факторов она собирается остановить работу немецких компаний на рынках high-end.
Другой британский специалист – Мартин Джексон (Martin Jackson) из той самой Plastic Logic – заявляет: «Для успеха у нас есть наука и интеллектуальная собственность. Однако этого мало. Мы должны предложить потребителю полное решение: e-ридер, онлайновый магазин и систему дистрибуцией вместе с самим контентом…». То есть по сути он собрался воспроизвести модель бизнеса amazon.com, которая уже на протяжении многих лет успешно продаёт самый разнообразный контент, а заодно и свой успешный ридер Kindle. Тут сразу же возникает вопрос: для успеха планируемого завода в Зеленограде тоже потребуется отдельный «онлайновый магазин, система дистрибуции вместе с самим контентом»? Сколько будет стоить создание всего этого?
Таким образом, британские стратеги на протяжении длительного времени демонстрировали абсолютную наивность. По-видимому, только теперь до них начала доходить простая истина: за редким исключением, британские компании, работающие в этой области, не обладали, не обладают и не будут обладать никакими существенными конкурентными преимуществами не только по сравнению с фирмами из США и Германии, но и фирмами из таких стран, как Япония, Корея, Тайвань и др., которые уже обозначили своё присутствие в этом сегменте.
По понятным причинам особый интерес представляет деятельность британской фирмы Plastic Logic. Можно согласиться, что в технологическом плане эта фирма является одной из лучших. Долгое время её считали авангардом британской пластиковой электроники, пока компанию не постигла большая неудача с её первенцем Que ProReader. Совсем недавно Que называли «убийцей Kindle», однако «убийство» не состоялось.
Эпический провал этого устройства связывают с появлением на рынке известного iPad фирмы Apple, который, обладая принципиально иным уровнем функциональных возможностей, оказался на $200 дешевле продукта Plastic Logic.
Однако не нужно связывать фиаско Que только с iPad. Если бы последнего не было, Que всё равно пришлось бы очень тяжело. В качестве примеров можно привести фирмы Sony, Fujitsu и ряд других, которые с разной степенью успеха пытаются работать в этой области, но, по-видимому, iPad остановил многих из них.
В расчёте на Que ProReader в конце 2008 г. компания построила завод в Дрездене площадью производственных помещений 4 тыс. м2, рассчитанный на производство 11 млн. дисплеев в год и обеспечивающий работой 140 человек. Строительство обошлось в $100 млн. Для сравнения на новом заводе в Зеленограде, который должен быть пущен в эксплуатацию в 2013-2014 гг., будет работать 300 чел. Завод рассчитан на выпуск сотен тысяч дисплеев в месяц, то есть также миллионов изделий в год.
По состоянию на конец 2010 года компания Plastic Logic оказалась в крайне тяжёлом финансовом положении. Строительство завода, доработка технологии, маркетинговые мероприятия потребовали очень много средств. В 2008 г. убытки компании составили $68 млн., в 2009 г. - $82 млн. Можно смело предположить, что убытки в катастрофическом для фирмы 2010 году находились на уровне $100 млн. Перед фирмой в полный рост встал вопрос: что делать дальше?
Вопрос «Что делать?» имеет два измерения. Во-первых, нужно понять, где взять денег, чтобы работать дальше. Во-вторых, нужно понять, как должна быть изменена стратегия, чтобы и новый раунд финансирования не оказался растраченным впустую.
Работа по первому направлению завершилась благополучно: после неудачного захода на правительство Соединённых Штатов, Plastic Logic остановила свой выбор на ОАО «Роснано», которая обязалась предоставить $150 млн. в обмен на 25% акций компании и $100 млн. гарантий по кредиту. Кроме того «Роснано» взяло на себя обязательство предоставить ещё $400 млн. частично в обмен на акции и частично в качестве гарантий по новым кредитам. Возможно, это обязательство носит условный характер – в зависимости от того, как будет развиваться ситуация в Дрездене.
По-видимому, все деньги первого транша - $250 млн. – пойдут на расчёты по прошлым долгам Plastic Logic, реанимацию завода в Дрездене, технологические доработки, маркетинг новой продукции. В марте 2011 года начали поступать известия о том, что после вливаний «Роснано» в Дрездене стало что-то происходить, вокруг завода Plastic Logic наметилась какая-то активность, которую люди связывают с запуском в производство какой-то новой продукции.
Здесь встаёт второй вопрос – самый важный: что конкретно собралась производить фирма взамен почившего Que ProReader? Ранее фирма анонсировала следующий вектор развития своих технологий: чёрно-белый ридер – цветной ридер – ридер, поддерживающий видео возможности. Поэтому основные предположения наблюдатели связывают именно с этим вектором движения. Но неужели кто-то в Plastic Logic всерьез рассчитывает удивить кого-то цветом или видео возможностями на сегодняшнем рынке? Таким образом, оптимистам остаётся лишь надеяться, что в рукаве у руководителей Plastic Logic припасён какой-то настоящий секретный джокер, который взорвёт рынок.
Наконец, последний вопрос – гипотетический завод в Зеленограде. Судя по всему, в первом транше финансирования ($250 млн.) денег на Зеленоград нет, хотя какие-то символические деньги на концептуальные проработки, возможно, будут выделены. Основная часть первого транша будет потрачена в Великобритании, Германии и США. Полномасштабное финансирование Зеленограда возможно лишь из второго транша $400 млн., которые также должны прийти из «Роснано». Опять возникает вопрос: куда такие деньги?
Напомним, что строительство завода в Дрездене обошлось в $100 млн. Допустим, что зеленоградский завод будет более мощным, и его стоимость составит $120-130 млн. (опять же вопрос: какую продукцию они собрались там производить?). Остаётся ещё $270-280 млн. Куда пойдут эти деньги? НИОКР? Маркетинг? Покрытие текущих убытков иностранных подразделений?
Вопросов в связи со сделкой ОАО «Роснано» и Plastic Logic возникает очень много. Складывается впечатление, что эта организация от имени российского налогоплательщика зашла в высокотехнологичное «казино» и поставила на зеро очень приличную сумму денег. Бывает, что и такие ставки играют. Сыграет ли такая ставка в этот раз, мы узнаем в ближайшие месяцы. Вполне возможно, что в эти недели в Дрездене решается дальнейшая судьба всего ОАО «Роснано». Если они провалятся в Дрездене, то российские налогоплательщики будут вправе сказать: такой хоккей нам не нужен.

Полная версия материала здесь:
http://innoact.ru/works.html

Анализ инвестиции ОАО "Роснано" в компанию Bioptix Diagnostics (США)
Черных, инновации
evgeny_chernykh
24 марта 2011 г. появилось сообщение о том, что ОАО «Роснано» инвестирует $4,5 млн. в американскую биотехнологическую компанию BiOptix Diagnostics, Inc. Всего планируется инвестировать в этот бизнес $19 млн. Эта новость настолько необычна, что есть смысл изучить этот проект подробнее.
Скажу сразу, я не считаю инвестиции «Роснано» за границей какой-то заведомой «крамолой», которую нужно осуждать, что называется, с порога. Напротив, убежден, что только глобальный и открытый подход к развитию инноваций в России в конечном итоге сможет дать какие-то положительные результаты. Тем больший интерес представляет первый опыт «Роснано» в этом направлении.
Однако, чуть окунувшись в изучение проекта по открытым источникам, я быстро ощутил разочарование, которым хочу поделиться. Поначалу я думал, что мне придётся углубиться в анализ рынков, продуктов, компаний, конкурентных преимуществ и прочих тонкостей, сопровождающих любой инновационный проект. Однако простого анализа истории проекта оказалось достаточно, чтобы прийти к пессимистическому выводу об этой сделке и её перспективах. Откуда взялся такой пессимизм?
Проект, профинансированный «Роснано», стартовал в 2003 году, когда выходец из СССР Миша Плам создал компанию AlphaSniffer LLC. До этого Плам руководил компанией Sievers Instruments (создана в 1984 году). В 1996 году он продал этот бизнес другой американской компании – Ionics Instruments, которую в 2005 году купила крупнейшая американская корпорация General Electric, превратив её в GE Analytical Instruments. Таким образом, Мишу Плама можно считать вполне успешным предпринимателем: далеко не каждому удаётся продать свой бизнес General Electric пусть и не напрямую.
На момент запуска AlphaSniffer LLC Миша Плам, судя по всему, не обладал никакими правами на какие-либо изобретения или другие ценные результаты интеллектуальной деятельности. Скорее всего, у него были хорошие контакты в штате проживания – Колорадо, он знал, чем живет местная научная общественность, и хорошо понимал, чем стоит заниматься.
В 2004 году Миша Плам предпринимает серьёзные шаги и решает две важные задачи. Во-первых, в Университете Колорадо он находит технологию определения токсических веществ, коммерциализацией которой он займётся. Во-вторых, он находит «ангельские» деньги - $1,5 млн. Отличное начало проекта!
В 2005 году Миша Плам получает ещё $1,5 млн., хотя вполне возможно, что здесь имеет место путаница журналистов, и речь идёт об одних и тех же деньгах. Тем не менее в более поздних источниках утверждается, что Миша Плам «поднял» $2,4 млн. «ангельских» денег.
В течение 2004-2005 гг. компания реализовывала свою первоначальную стратегию, однако, судя по всему, у Миши Плама что-то не получилось, стратегия оказалась несостоятельной, и он принимает решение адаптировать технологию под нужды медицины. Для этой адаптации он обращается за помощью к государству и получает её: в 2006 г. - $251 тыс.; в 2007 г. - $236 тыс.; в 2008 г. - $100 тыс.
Работа в новом направлении приносит свои плоды, и 17 апреля 2006 г. три изобретателя - Джон Холл (Нобелевский лауреат), Вячеслав Петропавловских (выходец из СССР) и Ойвинд Нильсен подают заявку на патент. Патентное ведомство США удовлетворило эту заявку 19 июня 2007 года, выдав патент № 7,233,396 на изобретение «Polarization based interferometric detector». В качестве правообладателя (assignee) указана фирма AlphaSniffer LLC. Маркетинговая работа на этом этапе по-прежнему находилась на раннем этапе: компания рассчитывала начать работу со своими первыми бета-потребителями к концу 2007 года.
К началу 2008 года Миша Плам, вероятно, осознал, что его проект снова оказался в тупике. Деньги американских налогоплательщиков были успешно освоены, но ожидаемые результаты получены не были. На тот момент компания насчитывала не более 7 человек персонала и оборот не превышает $1 млн., причём этот показатель, судя по всему, сильно завышен.
Но и в этой непростой ситуации Миша Плам не отчаивается и переименовывает компанию в BiOptix Diagnostics, Inc. Широкой общественности он объясняет такой ход необходимостью «ребрендинга».
После «ребрендинга» начинается поиск новых денег, и Миша Плам снова находит их. В марте 2009 года компания BiOptix Diagnostics получает от Boulder Ventures Ltd. и соинвесторов финансирование (раунд A) в размере $3 млн. В связи с этим финансированием руководителем компании становится Ричард Уиткомб, а Миша Плам остаётся в совете директоров BiOptix и выступает в качестве советника. В 2009 г. Миша Плам создаёт новую биотехнологическую компанию AmideBio LLC и возглавляет её.
Тем временем BiOptix Diagnostics удаётся продвинуться в части получения государственного финансирования, и в октябре 2010 года она получает новый грант на $250 тыс.
В феврале 2011 г. выходит пресс-релиз о чествовании Мишы Плама как предпринимателя, в котором утверждается, что его главным успехом в жизни была компания Sievers Instruments. О компаниях AlphaSniffer или BiOptix Diagnostics даже не упоминается.
Наконец, в марте 2011 года выходит сообщение о том, что BiOptix Diagnostics получает новый раунд финансирования в размере $9 млн., из них $4,5 млн. даёт «Роснано». Отраден тот факт, что среди инвесторов остаётся Boulder Ventures Ltd. – компания, которая финансировала этот бизнес на предыдущей стадии.
В связи с осуществлённой сделкой интересно выяснить, в каком состоянии находится этот бизнес при вхождении в него «Роснано».
Во-первых, объемы этого бизнеса, судя по всему, незначительны. Точных данных найти не удалось, но можно предположить, что они не превышают $1 млн. в год. Вполне возможно, что продаж вообще никаких нет. Во всяком случае в компании работают всего 6 технических специалистов.
Во-вторых, крайне непонятна ситуация с интеллектуальной собственностью. В официальной базе данных Патентного ведомства США «висит» всё тот же одинокий патент, который записан на почившую AlphaSniffer. Неясно, какое отношение этот патент имеет к BiOptix Diagnostics. Настораживает тот факт, что патентов или заявок на патенты на фирму BiOptix обнаружить не удалось. Но и этого мало.
В материалах компании указывается, что в её продукте BiOptix ACCOLADE™ представляет собой комбинацию двух технологий – поверхностного плазмонного резонанса и интерферометрии с общим ходом пучков. Причем заявлено, что эта технология запатентована.
В результате анализа удалось установить, что эта технология действительно запатентована, правда, другими людьми. Специалисты из Тайваня ещё в 2005 году опубликовали статью по этой проблеме, а затем они же получили патент США № 7,339,681. Права на это изобретение получила тайваньская компания Phalanx Biotech Group, Inc. Не исключено, что одним из главных препятствий в работе BiOptix Diagnostics в США является как раз тот факт, что фирма нарушает чужие права.
В-третьих, несколько настораживает область деятельности BiOptix после получения нового раунда финансирования. В частности заявляется, что существенная часть инвестиций в течение нескольких лет будет направлена на создание в России производства одноразовых расходных бионанослайдов – стеклянных подложек, покрытых прецизионными металлическими и биофункциональными наноплёнками. Трудно сказать, каков опыт BiOptix Diagnostics в этой области. На сайте компании сказано, что фирма предлагает в составе своего продукта четырехслойный чип (a quad array chip), но ничего не говорится о том, что фирма сама разработала и производит эти чипы, а не покупает их на стороне. Во всяком случае, в ходе анализа не удалось найти ни одного упоминания о том, что до встречи с «Роснано» BiOptix Diagnostics позиционировала себя в качестве разработчика и/или производителя расходных бионанослайдов или вообще имела какое-то отношение к нанотехнологиям. Вполне возможно, что «Роснано» взялось финансировать новый стратегический разворот компании, которая до этого по меньшей мере дважды оказывалась в стратегическом тупике.
Таким образом, экспресс-анализ новой сделки «Роснано» оставляет грустное впечатление, так как смысл её непонятен. Разумеется, инициаторы этой инвестиции обладают большей информацией, чем та, что имеется в открытом доступе. Вполне возможно, именно эта часть информации привносит в эту сделку хоть какую-то целесообразность. Во всяком случае спустя некоторое время будет интересно посмотреть, чем всё это закончится. Будем надеяться, что первый американский блин не получиться комом. Давайте пожелаем ОАО «Роснано» всяческих успехов в их трудном деле.

Полная версия отчёта размещена на нашем сайте здесь:
http://innoact.ru/works.html

?

Log in

No account? Create an account